Канат Тасибеков: У казахов о краже невест не могло быть и речи

Но где здесь слово «воровство»? Если правильно переводить – «сбежать с невестой»

Алматы. 23 января. КазТАГ – Владимир Радионов.

Недели, наверное, не проходит, чтобы в новостной ленте Казахстана не промелькнуло сообщение об очередной краже девушки с целью женитьбы. Женихи оправдываются тем, что была у казахов такая традиция – воровство невесты, и согласия девушки никто не спрашивал. Несмотря на средневековую дикость, которой отдает это оправдание, знатоки казахских обрядов и традиций утверждают, что, собственно, похищение девушек у предков никогда не практиковалось, потому что у казахов был высок культ женщины. О похищении невест и об отношении к женщине в казахском обществе – наш разговор с писателем Канатом Тасибековым.

***

— Канат, ответьте все-таки на главный вопрос: воровали казахи невест или нет?

— Ну, когда вопросы решались по принципу «у кого острее меч и быстрее конь», а женщина была призом, нечто подобное наблюдалось у всех народов. Но если говорить об обычаях и традициях, у казахов конкретно воровства не было. Все вещи становятся понятнее, когда знаешь язык (в нашем случае, казахский). Когда говорят об обычае «воровство невесты», у меня всегда возникает вопрос, а где такое выражение – «своровать невесту» – на казахском языке? Если есть обычай, должно быть его название. «Кыз алып кашу» – так называется традиция воровства невесты. Но где здесь слово «воровство»? Если правильно переводить – «сбежать с невестой». И все становится понятно. Это делается по обоюдному согласию. Например, если девушку отдают замуж за нелюбимого, за старика, а у нее есть избранник, молодые договариваются и вместе сбегают. И родители девушки никогда не говорили, что у них дочь украли. Говорили, что дочь убежала – «кыздар кашып кетти».

— Даже в законах Тауке хана, насколько я знаю, было наказание за похищение девушек…

— Конечно. Не так давно у нас тоже доходило до того, что люди от незнания, необразованности предлагали ввести в УК РК статью за похищение невесты. Но мы же не отсталая банановая республика, у нас есть статья за похищение человека – и неважно, мужчину или женщину, и с какой целью. Человек, совершивший это, должен отвечать по всей строгости закона. А то еще говорили, что, если мужчина украл девушку с целью женитьбы, это должно быть смягчающим обстоятельством.

— Традиции нет, а случаи похищения девушек множатся. В чем, на ваш взгляд, причина?

— Казахские свадебные обычаи достаточно регламентированы и затратны: сватовство, проводы невесты, основная свадьба на стороне жениха и взаимные визиты сватов с вручением подарков. А если вы украли девушку, сватовство и проводы невесты отпадают, сразу свадьба. И сейчас, когда горе-этнографы пытаются подать, что похищение было в обычаях, им остается ответить, что похищение – это уголовно наказуемое деяние. И не стоит про этот обычай говорить, потому что его просто не было.

Кстати сказать, самая страшная ложь – это полуправда. Традиция побега похожа на похищение, но это, повторюсь, совместное бегство. Сейчас от этого полузнания традиция трансформировалась, интерпретация стала другой. Произошло это отчасти от общего падения уровня культуры. Мы живем в переломный момент: формация, при которой мы выросли, поменялась, появились классы олигархов и малоимущих. И сейчас в возраст бракосочетания вступили молодые люди, чьи родители в свое время не смогли получить образования. Что они могли своим детям дать? Мы имеем большой процент в обществе людей маргинальных, получивших очень слабые знания, с очень низким уровнем культуры. И они принимают для себя только то, что им удобно. Чтобы за девушкой красиво ухаживать, сводить ее в кино, пригласить в кафе, подарить цветы, нужно быть сыном олигарха. Если букетно-конфетный период будет продолжаться, скажем, полгода, он станет в сумму роскошной свадьбы. А, оказывается, есть обычай – схватить понравившуюся девушку, усадить в машину, увезти и она твоя. То есть хочу сказать, что и экономика на это влияет.

Но если уж мы говорим об обычаях, не стоит забывать, что у казахов женщина вообще стояла на одном уровне с мужчиной.

— Такого – «молчи, женщина!» – у казахов не было?

— О чем вы говорите, если женщины в айтысах участвовали! Такое невозможно себе представить. Но если айтыс – это парадная сторона, то можно привести множество бытовых примеров, когда женщины могли ответить так, что самые известные краснобаи покрывались позором. Женщины были родоначальницами родов, были женщины-борцы. И эти исторические традиции привели к тому, что у нас есть такие женщины, как Жания Аубакирова, Жансая Абдумалик и ряд других.

Не зря у казахов есть выражение – «Қыз – қонақ», то есть дочь – это гость в семье, которая со временем выйдет замуж и уйдет из дому. А к гостю какое отношение? Уважительное. И девушку в доме сажали на почетное место. Это сейчас мы стали ортодоксами, сажая на почетное место аксакалов, акимов… Вообще женщины – это лучшая часть казахского народа, и это так, потому что они всегда были наравне с мужчинами, никогда не закрывали лицо.

— Сказав о том, что казашки никогда не закрывали лицо, вы коснулись еще одной обсуждаемой темы из разряда традиций и обычаев – ношения хиджаба, которого, как я понимаю, у казахов тоже никогда было?

— Действительно, не было. И можно проследить на исторических гравюрах, какими были головные уборы казашек. Еще раз коснусь положения женщин в обществе: юрта, как правило, делилась на женскую и мужскую части, и это были равные половины. Вместе с тем я не вижу большой проблемы в хиджабе, лицо в нем остается открытым. А волосы наши женщины замужние закрывали платком. Я когда в первый раз увидел свою маму с непокрытой головой – это произошло случайно – это для меня был шок, потому что я никогда не видел ее без платка.

— Но хиджаб и платок – это разные вещи.

— Несомненно. Казашки никогда не носили хиджабов, не закрывали лицо, это специфика нашей страны. И даже несмотря на исламизацию общества, я думаю, что хиджаб в Казахстане не приживется. То, что не имеет исторических традиций, не имеет и будущего, я так считаю.

Во Франции, допустим, есть ограничения в отношении хиджаба на законодательном уровне. Но у них своя специфика, там выходцы из арабских стран составляют определенную часть современного французского общества, и нет необходимости без нужды экстраполировать это на другие страны. Общего единого закона не может же быть.

Более того, какие-то традиции и религии отмирают. Раньше считалось, что, если читают намаз, мусульманину нужно обязательно быть с покрытой головой. Я сам, помнится, всегда тюбетейку с собой носил. Сейчас этого нет, женщины отходят от глупого обычая, что нужно на голову хотя бы салфетку положить – это же фарисейство. Главное, что у тебя в голове, а не на голове. У нашего народа – я настроен позитивно – очень большое будущее, в нас нет фанатизма и косности. А хиджабы или похищение невест – это пена, которая схлынет.

— Спасибо за интервью!

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...