«ЕАЭС находится в ситуации экзамена»

Модели сотрудничества и модели интеграции предполагают разные парадигмы развития

Россия – безусловное ядро евразийской интеграции – может начать модернизационный проект от безысходности. Как результат, она втянет в него Беларусь, Казахстан и других членов ЕАЭС. Доводом в пользу такой версии является приближающийся «углеродный налог» ЕС, который сделает экономически бессмысленными поставки широкого спектра российской продукции в Евросоюз. Направление же ресурсов с целью развития внутрь России кардинально изменит социально-экономические расклады на постсоветском пространстве. Данная идея прозвучала в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» (прошло в форме zoom-конференции) на тему «Новые направления интеграции: перспективы и возможные результаты».

Сергей ДОМНИН«Состояние евразийской интеграции – это состояние экономик, которые в нее входят», – подчеркнул Сергей Домнин, экономический обозреватель. Взаимная торговля ЕАЭС за последнее время просела на 16% (физические объемы не сократились, но цены упали – по ряду позиций в два раза). До сих пор не вышел отчет Евразийской комиссии за 2019-ый год. В нем среди прочего указывается, какие проблемы и барьеры встают на пути реализации «четырех свобод» (единого рынка товаров, капиталов, услуг и рабочей силы).

Г-н Домнин обратил внимание на то, что гуманитарное сотрудничество в ЕАЭС всегда стояло особняком и, по его мнению, это в какой-то степени хорошо. Поскольку «у нас очень трудно сформулировать ценности, которые всех объединяют, кроме победы в Великой Отечественной войне». «Лучше сосредоточиться на тех вещах, которые у нас получаются, хоть и дают «прокрутку», – предлагает он.

Александр Губерт (AlmaU) не согласен с тем, что даже по Великой Отечественной войне есть общее ценностное поле. «Кто герой: Бауыржан Момышулы или Мустафа Шокай? – задал он естественный вопрос. – У новых поколений нет воспоминаний. Здесь нужны другие стимулы и мотивация».

«Общие ценности – это слишком глубоко. У нас модель сотрудничества, а не модель интеграции», – считает политолог Рустам Бурнашев. Интеграционные образования часто живут по модели империи: нет динамики – они чахнут (свежий пример: брексит Великобритании). «Если оставаться в чисто прагматическом формате – все будет идти нормально. Свободное передвижение рабочей силы предполагает решение вопроса с дипломами и их признанием, но других проблем это не затрагивает», – указал эксперт.

«Беларусь вступила в ЕАЭС не потому, что так захотел Лукашенко, а потому, что ей нужны рынки сбыта», – акцентировал экономист Акимжан Арупов. «Может ли быть счастливым брак по расчету? – задался он вопросом и сам ответил: Может, если расчет был верным». «Плюсов от ЕАЭС больше, чем минусов – мнение экономиста», – заявил г-н Арупов. Ну, а что сегодня ситуация такая из-за цен на нефть, так завтра котировки «черного золота» поднимутся и ситуация станет другая.

«Союзы создаются не народами, а политическими лидерами. Задача лидеров – объяснить народам, для чего они это делают, – уверен журналист Сергей Козлов. – Если бы ЕАЭС не был выгоден его участникам – его бы уже не было». Он считает вполне понятными и оправданными опасения правящих элит, что принятые ими на себя обязательства позволят внешним участникам вмешиваться во внутренние дела. Вместе с тем, «Союз будет жить, потому что стало ясно: взаимодействовать лучше, чем действовать порознь».

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр», отметил следующее: «В Союзе должно быть системное ядро – актор. Актор может связать компоненты, если обладает определенной массой (по аналогии с Солнцем и солнечной системой). Без массы и бенефитов для участников интеграции успеха не получится». Г-н Смайлов отдельно остановился на теме глубокой интеграции по линии ЕАЭС в сфере образования. Для Казахстана это создает риски утечки мозгов и рабочей силы в Россию.

Мадина Нургалиева, КИСИ, войны за человеческие ресурсы рассматривает в качестве объективной данности современного мира, а потому всем государствам придется работать и жить в условиях данного фактора.

Шавкат СабировШавкат Сабиров, директор Института по вопросам безопасности и сотрудничества в Центральной Азии, скептически настроен в плане перспектив евразийской интеграции. «Россия за пандемию сделала принципиальный скачок в цифровизации, – сообщил он. – В сложных проектах на нас смотрят как на непонятного партнера». В возможность негативных стимулов для усиления интеграции в ЕАЭС (когда заставляют нужда, сила и логика обстоятельств) он верит, а в то, что такое возможно самотеком или исходя из здравого смысла и доброй воли правящих элит – нет. Потому что в штатном режиме функционирования ЕАЭС вечно возникает множество препятствий, которые преодолеваются с большим трудом.

«Регионы растаскиваются по своим «квартирам», – отметил востоковед Адиль Каукенов в свете тренда на регионализацию. Эксперт подчеркнул, что в рамках ЕАЭС недооценивается и не используется фактор туризма. А это очень мощный ресурс для укрепления связей между людьми. «Китайский проект не конкурирует с Евразийским, поскольку они находятся в разных плоскостях. Евразийский глубже», – еще одни его тезис.

«До карантина проблемы были одни, с карантином появились новые», – заметила социолог Гульмира Илеуова. Она согласна с мнением экономиста Михаила Делягина, согласно которому пока Россия не модернизируется, Беларусь ничего хорошего не ждет. А будет евразийское пространство развиваться или стагнировать, из сегодняшнего дня непонятно: «Все очень подвешено на субъективных факторах».

«ЕАЭС находится в ситуации экзамена», – констатировал Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. Как интеграционное объединение сдаст этот экзамен – вопрос открытый.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...