Петр Своик. Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные на собственную жизнь. Часть 21

Ликвидация ДВК. Убийство Сарсенбаева и Нуркадилова. Освобождение Жакиянова

Часть 123456, 7, 89, 1011, 12, 13141516171819, 20

Редакция с согласия автора публикует отдельные фрагменты книги Петра Своика «Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные на собственную жизнь». Книга издана осенью 2017 года.

Из предисловия редактора издания Данияра Ашимбаева:

«…Петр Своик излагает свое видение собственной жизни и связанной с ней новейшей политической истории страны и, сколько угодно не соглашаясь с полученной картиной, ему нельзя отказать в праве это делать. Директор ТЭЦ, депутат Верховного Совета, член правительства – председатель Госкомитета по антимонопольной политике, политик-оппозиционер, член руководства с десяток различных партий и объединений, публицист и – наконец – мемуарист. Тут можно было бы написать, что «автор, мол, подводит черту под своей долгой политической жизнью», но складывается впечатление, что г-н Своик не собирается ни прощаться, ни уходить.

… В конце концов, можно спорить, каким Петр Владимирович был энергетиком, депутатом, министром, политиком, но в таланте публициста, исследователя, аналитика ему не откажешь. Как не откажешь и в праве высказывать со своей колокольни свое мнение, весьма занимательное, хотя и порой обидное.

Но книга получилась, на мой взгляд, очень интересная, содержательная, раскрывающая и личность Петра Своика, и некоторые события новейшей истории, и сам процесс развития демократии по-казахстански».

***

Короче, вариант избрания Жакиянова председателем ДВК, хотя и категорически не нравящийся большинству интересантов, все равно пробивает себе дорогу – как единственный выход из тупика не сходящихся интересов и противоречий.

Так, как-то в Шидертах мне Галымжан сказал, что ему звонил Аблязов (у них была по тому времени редкая новинка – спутниковые телефоны, но разговаривали не часто – прежней доверительности не было) и сам предложил стать председателем ДВК. По всей видимости, имелось в виду номинальное председательствование с фактическим руководством Аблязова. Но Галымжан был настроен руководить всерьез.

Шагом к этому стала групповая поездка в Шидерты членов Политсовета ДВК – Галымжан выступил арбитром в наших спорах. В центр разбирательства был поставлен, конечно, не вопрос председательствования – обсуждали итоги выборов и вообще стратегию и будущее партии. Жакиянов вел себя аккуратно: ни чью сторону явно не принял, хотя его вопросы той же «перебежчице» Туменовой, и общие заключительные выводы были всем понятны.

Примирения, конечно, не произошло, наоборот, но съезд-то все равно проводить надо!

своик жакиянов

Съезд, тем временем, уже назначен (11 декабря 2004 г.), а напряженность между нами – пиковая. Вплоть до того, что даже место проведения от нас скрывают. Но накануне позвонила Бахыт Ниязбековна, мы с ней встретились прямо у нее дома, как-то договорились не ссориться: съезд проводим вместе, Жакиянова председателем избираем, принимаем резолюцию, которую они сейчас готовят, остальное – потом.

Действительно, внешне все проходит гладкоединогласно, по всем пунктам, включая избрание (под аплодисменты) Галымжана Жакиянова председателем ДВК, и принятие резолюции.

С одним таким нюансом: увидев текст резолюции, я оторопел: непонятно для чего зашкаливающая резкость, откровенно-таки провокационная. Судите сами: «… ДВК считает власть антинародной и в своих действиях не будет исходить из решений акимов и судов… партия призывает к акциям гражданского неповиновения…»

Но, раз уж договаривались, не стал обострять, хотя именно по этой резолюции на съезде и выступил. Сказал, что такой текст принимать нельзя, но за основу приять можно, исходя как раз из того, что теперь у нас есть председатель, а он, по уставу, подписывает такие документы, после чего только они приобретают официальный статус. Поэтому давайте создадим редакционную группу и, коль скоро избранному Политсовету все равно надо ехать к избранному председателю, представим ему на подпись и доработанный текст.

На этом и порешили, и вот, хотя и с проволочками, Политсовет отправляется в Шидерты. Приехали, доступ к поселенцу Жакиянову вообще-то не запрещен, рассаживаемся у него в доме (ему разрешено арендовать жилье «на воле» – как раз напротив проходной собственно колонии). Только начали обсуждение – бежит посыльный: скотнику Жакиянову срочно на работу, а после 18 часов – пожалуйста.

Надо ждать, и вдруг Кожахметов и Козлов сообщают неожиданное: они ждать не могут и немедленно уезжают. Это сначала воспринимается как шутка, но все серьезно: оказывается, и билеты на вечерний поезд уже куплены, и отложить их нет никакой возможности, потому что им и дальше куда-то надо. И, оказывается, такая же надобность, подкрепленная уже и билетами, имеется и у других приехавших, включая недавно примкнувшего к ДВК Булата Атабаева.

У остающихся (а это почти все – женщины) в глазах слезы пополам с недоумением и неверием в происходящее, растерянные вопросы: как же так, почему, как вы можете?.. У отъезжающих – глаза в пол и торопливые сборы.

Через несколько дней один из отъехавших поделился: их заранее вызвал к себе Мухтар – к нему в Москву они и торопились. И там им сказал всем прямым текстом: с Жакияновым ему отныне не по пути. После чего встречался с каждым отдельно…

Между тем, недоработанная Политсоветом и не подписанная председателем резолюция вышла в газетах, якобы Козлов от имени пресс-службы разослал. После чего прокуратура Алматы направила в суд требование о ликвидации партии «Демократический выбор Казахстана» в принудительном порядке – со ссылками на те самые провокационные места резолюции.

Суд ДВК и ликвидировал – в январе 2005 года. По ходу же была еще история с неявкой в суд ответчика Кожахметова – по справке о болезни пневмонией. Которую он лечил, как тут же выяснилось, в Шарм-эшШейхе – все это некрасиво выплеснулось в СМИ.

После закрытия ДВК Кожахметов с Козловым стали создавать партию «Алга!», в чем я уже совершенно не участвовал. Тем более, что оппозиционная ситуация в Казахстане вскоре неожиданно раздвоилась: перед в очередной раз «неожиданно» приближенными (с полагающегося по Конституции 2006 года на 2005-й) президентскими перевыборами, в оппозицию действительно неожиданно перешел бывший первый номер в избирательном списке

«Отана», спикер Мажилиса Жармахан Туякбай.

На первой стадии образования избирательного блока «За справедливый Казахстан» я присутствовал лишь в качестве зрителя из зала – в президиуме места для меня не нашлось. Признаюсь, дня два-три после этого переживал, первый раз в жизни, что-то вроде депрессии – смесь разочарования в пережитом и неуверенности в будущем. Впрочем, как раз тогда обида на соратников быстро переплавилась в окончательное понимание того, что до этого упорно гнал от себя – реальной природы оппозиции в Казахстане. Сам-то я так и остался (теперь уже до смерти) эдаким романтиком – «за правильное построение власти и экономики взамен неправильного», но иллюзий, что, на самом деле, движет кланами и вождями, как во власти, так и оппозиции, сильно поубавилось. Что, кстати сказать, принесло и душевное успокоение.

Вскоре в «Справедливый Казахстан» меня все же позвали: со стороны группы Булата, Ораза, Тулегена и Алтынбека. Наталью, кстати, привлекли еще до меня – она возглавила (фактически, конечно, начальника над ней поставили, но он – молодец – ей не мешал) блок подготовки наблюдателей и организации наблюдения за выборами.

Сидел с ними в одном офисе, поездил с агитационным автопоездом с самим Жармаханом, и уже тогда было явственно расслоение – Туякбай все более оставался сам по себе. Алтынбек – тот вообще открыто кандидата в президенты игнорировал, в его мероприятиях демонстративно не участвовал. Короче, «Справедливый Казахстан» разделялся на группировки прямо на глазах: его участники уже порешали свои задачи на этой – заведомо проигранной избирательной кампании, и готовились уже к следующей.

Собственно, это и погубило Алтынбека: его с двумя сопровождающими захватили и убили в феврале 2006 года, уже после выборов и даже инаугурации переизбранного президента, при демонстративно низком (6,61%) результате оппозиции, когда все, казалось бы, успокоилось. На самом же деле убийство прервало уже начатую им очередную сложную игру, целью которой были следующие президентские выборы.

Как оно было на самом деле, мы так и не знаем, но множество разных обстоятельств дает основания для сомнений в официальной версии и выстраивании собственной. По фактическим обстоятельствам я был достаточно в курсе: меня заявили представителем потерпевших на суде, и, хотя судья отказал (и я его понимаю), суд в Талды-Кургане я отсидел, все видел и слышал. А до этого вместе с адвокатами – включая бывших опытных следователей, проделали весь путь захвата и казни Алтынбека, тоже достаточно пищи для размышлений.

Вырисовывается, что похищение и убийство – это два разных эпизода, движимых разными смыслами. Сначала Алтынбека, похоже, захватили для какого-то важного разговора, на который он сам являться не захотел – вот его и доставили насильно. И лишь по неудаче этого разговора его пришлось казнить – так представляется. Впрочем, углубляться в эту тему не буду – книга не об этом.

Также лишь упомяну убийство Нуркадилова в ноябре 2005 года. Если Алтынбека убили уже после выборов, когда все уже состоялось, то Заманбека – в их преддверии, причем сам-то он в них вообще не участвовал (хотя, думаю, очень хотел): в оппозиционный блок его попросту не пригласили, поскольку не на первую роль он и сам бы не согласился. А для первой роли он тоже уже не годился – по очевидным причинам. Короче, если убийство Алтынбека подвело черту под тем, что ему сулило будущее, то три пули в Заманбека поставили точку в его уже завершавшейся политической карьере. Предположу, что он тоже пытался вести переговоры, но не на предмет будущего, а прошлого – использовал некие материалы относительно событий, допустим, 1986 года. За что и поплатился.

Алтынбек во времена ЗСК мне как-то рассказал, что на Совет безопасности, когда он там секретарствовал, выносился вопрос устранения Своика. Было доложено, что я каждое воскресение езжу на «Медео», на старенькой «Мазде», поэтому достаточно подрезать тормозной шланг…

Что Алтынбек, с его слов, категорически запретил, сказав, что если мы начнем убивать врагов, то потом станем убивать своих. И ведь как в воду смотрел!

В эпопею «Справедливого Казахстана» врезались две поездки к Галымжану Жакиянову в Шидерты: осенью перед президентскими выборами и в январе – на суд по УДО.

Идея поехать к нему всем составом перед выборами, чтобы прямо у лидера ДВК, демонстрируя преемственность, подписать предвыборный манифест ЗСК, была красивой. И получилось: собрались весьма представительным составом, Галымжан председательствовал, там же составили текст (без меня не обошлось, конечно), все подписали, под приподнятое настроение.

А к находящемуся на поселении Жакиянову доступ был возможен, но только после работы и через регистрацию. Поскольку же приехало много уважаемых людей, не все из них соизволили стоять в очереди к окошку дежурного, за них это сделали соратники, Булат Абилов, например, продиктовал целый список, включив в него и… Тажина. И вот мы заседаем, и бежит дежурный по зоне: Астана требует к телефону Тажина. Извиняемся, говорим – шутка это, но не поверили, пока всех не пересмотрели. А было, кстати, уже поздно. Говорят, Марата Тажина тогда среди ночи разбудили – удостовериться, что он не в Шидертах.

жакиянов
Встреча Галымжана Жакиянова в Шидертах

Жакиянов отсидел, что называется, от звонка до звонка. И когда подошел полагающийся срок условно-досрочного освобождения, решение по нему должен был принимать суд – Павлодарский областной. Назначена же была выездная сессия – прямо в зоне, в Шидертах, куда мы и поехали довольно большим составом. Дело же было в январе, мороз стоял страшный, да с ветерком, а приезда судей и допуска на территорию пришлось дожидаться на улице. Суд, после задержки, получился отнюдь не формальным, похоже, положительное решение заранее определено не было. От защиты были произнесены две речи: Жолдас Нусенов (он при Туякбае возглавлял департамент ГСК) сосредоточился на юридической стороне, я – на общественно-политической. С апелляцией и к нормам КУИС – пришлось поизучать, где-то даже поднаторел. Получилось с душой и сильно – Тулеген, пока судьи удалились на совещание, всерьез так сказал, что мне стоило бы получить юридический диплом и заняться адвокатской практикой.

А совещались судьи необычно долго, наконец, вышли и объявили – свободен! И вот мы большим автокараваном везем Галымжана сначала до Астаны, потом до Алматы на поезде – полно народу и всеобщий подъем, включая конечную встречу на вокзале.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...